Андрюша

 

Андрюша часто сидел на крыльце своей хибары, счастливая улыбка блуждала на его губах, взгляд был устремлен вверх, куда-то туда, за горизонт, где обнажались уже иные реалии… Говорят, такие люди еще при жизни видят ангелов, общаются с ними.

В городах их называют «солнечные дети».

В селах просто — дурачок…

И даже добавляют, мол, какая ж это деревня — да без Ивана-дурачка?

В нашей деревне он тоже был, этот солнечный человек. Только звали его не Иван, а Андрюша. Жил он бобылем в старой развалюхе с протекающей крышей и перекошенным, как свое лицо, забором, ходил в рванье, питался чем попало. Было ему уже далеко за сорок. Говорят, таким он был с рождения — родители-алкоголики… Обычная, в общем-то, история.

Пожалуй, я единственный, кто не считал его чокнутым. Я понимал, что в нашем ненормальном мире нормальных людей не бывает. Не бывает в принципе.

Изредка Андрюша напивался, становился невменяем до безобразия, ходил по дворам, стучался в окна, что-то бормотал на своем, одному ему понятном, наречии, жалкий в своем одиночестве. Люди гнали его прочь, осыпая руганью и проклятиями, Андрюша на месяц утихал, а затем все повторялось снова.

Порою над ним жестоко подшучивала немногочисленная детвора, как это умеют делать лишь дети, мало понимающие еще, что такое настоящая жизнь. Но Андрюша не жаловался, не роптал на судьбу — юродивая улыбка никогда не сходила с его лица.

Заходил он и к нам.

— Ласте, — важно здоровался, заглядывал в глаза, — Рубль! А?.. Рубль!

И поспешно добавлял:

— В долг! В долг…

Денег, разумеется, ему никто не давал. Все равно отберет троюродная сестра, живущая по соседству — циничная баба, каких, наверное, и в городе не встретишь. За братом она не следила, оживляясь лишь в дни, когда Андрюша получал жалкие крохи своей инвалидной пенсии. Об этом все знали, да много чего еще знали, но... У каждого были свои проблемы, заботы, радости и печали. Все как всегда.

Моя мать обычно давала Андрюше буханку хлеба, опускала в карман пару луковиц, пяток яиц и, похлопывая по плечу, — Эх, ты, горе ты, горе — выпроваживала за калитку.

Андрюшу подкармливали все: кто кринкой молока, кто кошиком картошки, кто куском сала. И это тоже была обычная жизнь.

Андрюша часто сидел на крыльце своей хибары, счастливая улыбка блуждала на его губах, взгляд был устремлен вверх, куда-то туда, за горизонт, где обнажались уже иные реалии… Говорят, такие люди еще при жизни видят ангелов, общаются с ними.

И, знаете, я в это верю…

29.12.2016

0

Написать комментарий...

Цитата

похожие статьи

Наставление новоначальным сестрам (часть третья) Наш монастырь образовался на новом месте, нам не у кого было перенимать традиции, поэтому у многих возник вопрос: «С кого же нам брать…
Яйца курицу не учат? Как молодым родителям есть, что перенять у своих чад, так и родители со стажем могут, не переставая, учиться у своих повзрослевших…
Вдохновляет наступившая весна (часть вторая) «Профессия артиста — дарить радость», — уверена певица Анастасия Тиханович. Она не прячется за спины звездных родителей, а идет своей…

интересное

ИСТОРИЯ УСЫНОВЛЕНИЯ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ) Без мамы брошенный ребенок чувствует не просто грусть и одиночество, а ужас смерти. «Ненормальное поведение сирот — это нормальная…
Вдохновляет наступившая весна (часть первая) «Жизнь — прекрасный миг, короткий миг, как птицы крик. Мир — огромный дом, в котором мы лишь миг живем…» — эти строки крутились в моей…
История усыновления (часть третья) Теперешние сироты — большей частью непростые дети, жизнь с ними предполагает не постоянно изливающийся поток утешений, а труд, терпение,…

все статьи

Благодарим!

при копировании материалов просим
указывать ссылку на наш сайт

2203
Комментировать