Андрюша

 

Андрюша часто сидел на крыльце своей хибары, счастливая улыбка блуждала на его губах, взгляд был устремлен вверх, куда-то туда, за горизонт, где обнажались уже иные реалии… Говорят, такие люди еще при жизни видят ангелов, общаются с ними.

В городах их называют «солнечные дети».

В селах просто — дурачок…

И даже добавляют, мол, какая ж это деревня — да без Ивана-дурачка?

В нашей деревне он тоже был, этот солнечный человек. Только звали его не Иван, а Андрюша. Жил он бобылем в старой развалюхе с протекающей крышей и перекошенным, как свое лицо, забором, ходил в рванье, питался чем попало. Было ему уже далеко за сорок. Говорят, таким он был с рождения — родители-алкоголики… Обычная, в общем-то, история.

Пожалуй, я единственный, кто не считал его чокнутым. Я понимал, что в нашем ненормальном мире нормальных людей не бывает. Не бывает в принципе.

Изредка Андрюша напивался, становился невменяем до безобразия, ходил по дворам, стучался в окна, что-то бормотал на своем, одному ему понятном, наречии, жалкий в своем одиночестве. Люди гнали его прочь, осыпая руганью и проклятиями, Андрюша на месяц утихал, а затем все повторялось снова.

Порою над ним жестоко подшучивала немногочисленная детвора, как это умеют делать лишь дети, мало понимающие еще, что такое настоящая жизнь. Но Андрюша не жаловался, не роптал на судьбу — юродивая улыбка никогда не сходила с его лица.

Заходил он и к нам.

— Ласте, — важно здоровался, заглядывал в глаза, — Рубль! А?.. Рубль!

И поспешно добавлял:

— В долг! В долг…

Денег, разумеется, ему никто не давал. Все равно отберет троюродная сестра, живущая по соседству — циничная баба, каких, наверное, и в городе не встретишь. За братом она не следила, оживляясь лишь в дни, когда Андрюша получал жалкие крохи своей инвалидной пенсии. Об этом все знали, да много чего еще знали, но... У каждого были свои проблемы, заботы, радости и печали. Все как всегда.

Моя мать обычно давала Андрюше буханку хлеба, опускала в карман пару луковиц, пяток яиц и, похлопывая по плечу, — Эх, ты, горе ты, горе — выпроваживала за калитку.

Андрюшу подкармливали все: кто кринкой молока, кто кошиком картошки, кто куском сала. И это тоже была обычная жизнь.

Андрюша часто сидел на крыльце своей хибары, счастливая улыбка блуждала на его губах, взгляд был устремлен вверх, куда-то туда, за горизонт, где обнажались уже иные реалии… Говорят, такие люди еще при жизни видят ангелов, общаются с ними.

И, знаете, я в это верю…

29.12.2016

Слово святых отцов, размышления о сути вещей, интервью с интересными людьми, хроника монастырской жизни – обо всем этом Вы также можете прочитать на нашем сайте. Подписывайтесь на рассылку и выбирайте то, что Вам по душе!

0
Комментарии

Написать комментарий...

Цитата

похожие статьи

Верные Христу: священномученик Валериан Новицкий Молодой человек, исполненный надежд, веры, ожиданий… Дома жена, трое детей. Как же хочется жить! Служить, нести людям Слово Христово…
Три вопроса — три ответа Протоиерей Андрей Лемешонок: Через вас может прийти спасение всей семье. Но придет оно тогда, когда ваши ближние увидят в вас…
Родная душа: послушница Антонина Галиаскарова Возле Державного храма стояла елочка. И вот я под этой елочкой ходила и читала Иисусову молитву. Охранник несколько раз поил чаем,…

интересное

Начинайте новую жизнь! Протоиерей Андрей Лемешонок: Жизнь не может вместиться в своды самых прекрасных правил. Иногда надо посмеяться, иногда пошутить,…
Вольная борьба с унынием С миру по нитке — и собрались первые восемь приемов борьбы с хандрой. На войне с унынием они как дымовая завеса, чтобы приподняться…
Родная душа: послушница Антонина Галиаскарова Возле Державного храма стояла елочка. И вот я под этой елочкой ходила и читала Иисусову молитву. Охранник несколько раз поил чаем,…

все статьи

Благодарим!

при копировании материалов просим
указывать ссылку на наш сайт

2735
Комментировать