Казимир Малевич и «Утвердители нового искусства»

Казимир Малевич

В 1915 году в авангардистском искусстве было декларировано появление нового течения — супрематизм. Его основоположником стал художник Казимир Северинович Малевич (1879‒1935). Последователи нового направления выразили свои идеи, свое отношение к миру через беспредметное формотворчество, в основе которого лежат простейшие геометрические фигуры (квадрат, круг, крест), комбинации открытых цветов, геометрическую абстракцию. Знаком супрематизма, его иконой, по выражению самого Малевича, стал знаменитый «Черный квадрат». Супрематизм в понимании его творца очень скоро стал не просто направлением в живописи, он стал способом миротворения, выразился не только в изобразительном искусстве, но и в архитектуре, театре, музыке. Революционность этого художественного направления смыкается очень часто с идеей социальной революции. Российская революция 1917 года открывала, казалось, новые возможности перед художниками авангардных, революционных направлений. Через новое супрематическое мышление Малевич повел к революции искусства своих учеников. Осенью 1919 года он был приглашен в Витебск для того, чтобы занять пост руководителя мастерской Народного художественного училища, здесь же в начале 1920 года было организовано общество УНОВИС («Утвердители нового искусства»). Название объединения отражено в имени дочери Малевича — Уны, родившейся в том же 1920-м. Через УНОВИС он попытался реализовать в Витебске идею «коллективного творчества».

Чем ознаменовался витебский период в жизни Казимира Малевича, к каким идеям он подошел на этом этапе творческой деятельности, сколь жизнеспособны оказались УНОВИС и принцип коллективного творчества и, наконец, с чего начать следует сегодняшнему зрителю, желающему познакомиться с супрематизмом, — об этом рассказал белорусский историк, педагог, специалист в области русского авангарда Александр Лисов.

Можно ли представить зарождение супрематизма в более ранний или поздний исторический период?

Зарождение супрематизма как художественного направления начала XX века было предопределено всем ходом развития искусства. В первую очередь надо сказать о том, что в конце XIX века принципиально изменилось представление о задачах искусства. Закономерным стало стремление художников к новаторству, к которому мы относим супрематизм. 

До начала XX века новые идеи в искусстве приходили в Россию из Европы, из Парижа. Но уже в XX веке, в период между двумя революциями, российские художники стали искать основания, способные послужить для них отправной точкой в развитии самостоятельных направлений станкового искусства.

Кубофутуризм, с которого начинал Малевич, был еще данью идеям, пришедшим из Европы. А супрематизм выстрадан им самим. 

Наверное, все случилось в момент, когда для этого сложились объективные условия и когда в русском искусстве появились такие личности, как Малевич.

  Я говорю всем: бросьте любовь, бросьте эстетизм, бросьте чемоданы мудрости, ибо в новой культуре ваша мудрость смешна и ничтожна.
Казимир Малевич («От кубизма и футуризма к супрематизму»)  

В чем была его особенность, почему Вы называете именно его имя?

Новаторами следует считать целую группу художников, и Малевич поначалу не был среди них самым заметным. Еще ранее схожими проблемами заинтересовался Михаил Ларионов. Параллельным с Малевичем курсом шел к своим новаторским идеям Владимир Татлин. Оба были крупными величинами, но Малевич — значимая, определяющая фигура русского авангарда, которой удалось вырасти в очень мощного лидера.

Называя Малевича «мощным лидером», Вы имеете в виду его способность повести за собой?

Повести за собой — бесспорно. В это время нужно было стать не просто лидером, а лидером неформальным. И Малевич им действительно стал.

Специалисты, которые занимаются изучением его биографии и творчества, поражаются: человек не имел систематического художественного образования в принципе. В одной из витебских анкет Малевич сам пишет в графе образование: «никакого». Но он был художником-визионером, действительно мощным самородком, который смог до всего дойти самостоятельно. И в этом плане, конечно, он исключительно значимое явление в русском авангарде. Таких, как Малевич, в искусстве очень немного, единицы.

Он был не только лидером по натуре, но и замечательным оратором, способным заразить аудиторию идеей. При этом многими высказываемыми мыслями он шокировал неподготовленную массу, прежде всего, собственных учеников.

  Я преобразился в нуле форм и выловил себя из омута дряни Академического Искусства. Я уничтожил кольцо — горизонта, и вышел из круга вещей, с кольца горизонта, в котором заключены художник и формы натуры. Это проклятое кольцо, открывая всё новое и новое, уводит художника от цели гибели.
Казимир Малевич («От кубизма и футуризма к супрематизму»)  

На чем основывался принцип коллективного творчества в УНОВИС?

Принцип коллективного творчества возник у Малевича не вдруг. Еще до приезда в Витебск он попытался объединить вокруг идеи супрематизма группу профессиональных художников в Москве. Так появилось известное общество «Супремус». Но «Супремус» — группа художников, которые ощущали себя равными. Они ощущали себя не менее значимыми творчески, чем он. И вот там, в «Супремусе», никакого разговора о принципе коллективного творчества быть не могло. Этот принцип вызревал у Малевича в Витебске, когда он начинал работать в художественном училище. Здесь, конечно, речь идет о его общении с учениками, многие из которых были очень плохо подготовленными, не имели даже основ художественного образования. Поэтому они представляли собой пластичный материал, с которым Малевичу в чем-то было легче работать. В послереволюционный период коллективный принцип по отношению к педагогическим инновациям в школьном, вузовском, профессиональном образовании выглядит как выражение революционности, отход от традиционных форм образования, у Малевича эта идея смыкается с другими революционными экспериментами и не выглядит одиноко. В 1920-е годы в советской школе, как известно, существовал лабораторно-бригадный метод обучения, в чем-то перекликавшийся с идеями Малевича. Этот метод оказался неэффективным, пагубным для советской школы. Он подвергся мощной критике, от него отказались в начале 30-х годов.

Принцип коллективного творчества выражался в том, что в Витебске, в практике супрематической мастерской художественного училища, идеи учителя и учеников не разделялись, их коллективное авторство обозначалось подписью УНОВИС — общим именем. Реализовать сам принцип, заложенный в основе УНОВИС, удалось потому, что лидерство и авторитет Малевича в Витебске были неоспоримыми. На дальнюю перспективу коллективное творчество оказалось неэффективным.

То есть основой, на которой держался этот принцип, был личный авторитет Малевича — и все?

Этот принцип должен вызывать внутренний конфликт по мере роста профессионализма его учеников. Во многом эксперимент УНОВИС имел результат благодаря личности Малевича. Но те его ученики, в том числе и витебские, которые оказались более подготовлены по сравнению с другими, те, кому удалось проникнуться идеями Малевича и вступить на путь самостоятельного творческого поиска, позже, уехав вслед за своим учителем в Петроград, вступали с педагогом в конфликт. Таким примером может быть известная ситуацию, выросшая в Петрограде-Ленинграде в его конфликт с Н. Суетиным и И. Чашником. Как только они осознали свою способность развивать идеи Малевича, принцип коллективного творчества стал их сдерживать, препятствовать их росту. Когда художник достигает определенного уровня понимания творческих задач, когда он сам эти задачи может ставить, принцип коллективного творчества становится в тягость, это было просто предопределено.

Как можно оценить витебский период жизни и творчества Малевича?

В витебский период Малевич написал множество текстов мировоззренческого характера. Они раздвигают рамки супрематизма, дают ответ на вопрос, почему супрематисты воплощали свои идеи не только в станковом искусстве, но и в других его видах. Тогда же у Малевича укрепляется понимание того, что супрематизм — это не только творческий метод, но мировоззренческая концептуальная идея, способная дать новый ключ к пониманию мира, в том числе мира искусства.

  Новая железная, машинная жизнь, рёв автомобилей, блеск электрических огней, ворчание пропеллеров — разбудили душу, которая задыхалась в катакомбах старого разума и вышла на сплетение дорог неба и земли. Если бы все художники увидели перекрестки этих небесных дорог, если бы они охватили этот чудовищный пробег и сплетения наших тел с тучами в небе — тогда бы не писали хризантемы.
Казимир Малевич («От кубизма и футуризма к супрематизму»)  

Витебский период знаменателен рождением многих текстов Малевича, которые были опубликованы и стали известны широкой аудитории только в последние десятилетия. Осмысление этого наследия художника укрупняет значение Витебска в его творческой биографии. Мастер приехал в Витебск с большим творческим опытом, но именно здесь он занимался экспериментами, связанными с разработкой педагогической системы, имел возможность по-настоящему эту систему осмыслить и применить. Малевич и супрематизм в Витебске — это мировоззрение, это творческий метод, это педагогическая система.

Что было бы дальше, если бы Малевич не уехал в Петроград, а остался в Витебске?

Думаю, такого произойти просто не могло. По двум причинам. Во-первых, Малевич относился к жизни в Витебске как временной, даже как к ссылке. В Москве накануне отъезда в Витебск зрела оппозиция к его творческим и педагогическим принципам. Условия, в которых он оказался, подтолкнули его к решению ехать в провинцию. Такой провинцией стал Витебск, куда его пригласили. Малевич приехал осенью 1919 года, а уже в конце 1920-го — начале 1921-го горел идеей распространить опыт собственной педагогической системы, реализованный в Витебском художественном училище, на другие учебные заведения большевистской России. Это было причиной, побуждавшей его уехать из Витебска.

Во-вторых, если первоначально его в Витебске воспринимали настороженно, то впоследствии местное руководство губернским отделом образования оказалось настроено к нему очень негативно и даже враждебно. Летом 1921 года Витебское ГубЧК арестовывает Малевича, он ненадолго оказывается в заключении. Таков был результат интриг, происходивших вокруг его имени. Не мог он оставаться в Витебске после известных событий, не хотел.

Можно ли было вообразить творчество супрематистов без идеологической составляющей?

Заявивший о супрематизме Малевич уже на первой выставке помимо экспозиционной части представил манифест, брошюру «От кубизма к супрематизму». Манифестами и лозунгами он пользовался очень активно и в дальнейшем. Они формировали идеологию супрематизма. Супрематизм как одно из крайне левых направлений в русском искусстве воспринимается как революционное, его часто связывают с политической революцией. Само время и политический переворот породили, казалось бы, художественную революцию, творческую революцию. Но в действительности революция искусства, идеи художественного авангарда родились еще в предреволюционные годы. Отношения политической революции и революции творчества в действительности гораздо более сложные. Разговор об идеологии творческого направления у Малевича возникает еще в предреволюционные годы. Манифесты и лозунги, листовки — это не продукт революционной эпохи, но форма выражения революционности творчества. Это внутренняя потребность художника декларировать кратко, внятно свои идеи. Манифестами ведь пользовались не только супрематисты. Такая необходимость возникала в искусстве и до них; не только в русском искусстве, но и в европейском.

Каковы были идеи, находившие отражение в листовках?

Выставки русских авангардистов шли в пику выставочным программам, которые были организованы под эгидой Академии художеств. Ландшафт художественных обществ начала XX века сложен. Свое позитивное отношение к разного рода творческим экспериментам выражали поздние передвижники, мирискусники, бубнововалетовцы. Они же высказывались довольно скептически в адрес крайне левых проявлений в искусстве — футуристов и супрематистов. Таких высказываний было много. Одним из своих недругов в этом плане Малевич открыто называет очень авторитетного художника и искусствоведа Александра Николаевича Бенуа, одного из основателей объединения «Мир искусства».

Насколько Малевичу и супрематистам реально удалось повлиять на умы современников?

Я думаю, в той мере, насколько было возможно, — удалось, иначе мы на эту тему сегодня не говорили бы. Идеи супрематизма, геометрической абстракции, конечно, нашли своего адресата. Они были восприняты. Иное дело — эти идеи не смыкались с той идеологией, которая укреплялась в большевистской России. В идеологическом плане Малевич воспринимался как явление чуждое. С другой стороны, когда нам о чем-то настойчиво твердят, что «это плохо», возникает желание взять и хорошенько разобраться в теме самим.

Идеи Малевича находили продолжение в явлениях советского андеграунда. Вот только какое это продолжение?.. Это отдельная тема.

А какое?

Очень разное, и отношения к себе все это требует столь же разного. Время для продолжения идей Малевича в СССР долго было совсем не благоприятным. Я уже не говорю про сталинские годы, но даже в 60-е и 70-е идеология не давала такой возможности.

Уроки Малевича не прошли даром для многих художников в Витебске. В то же время немало его бывших учеников успешно проявили себя в официозном советском искусстве, в архитектуре, в плакате. Константин Иванович Рождественский, известный художник, проектировщик художественных выставок и павильонов СССР за границей, — тоже один из учеников Малевича, уже ленинградского периода. Незаслуженно было приуменьшено значение имени Эль Лисицкого. Его неверно называть учеником Малевича, но он может считаться последователем многих его идей. В Витебске Лисицкий во многом подпал под его влияние, хотя как раз-таки был более чем кто-нибудь другой из витебского окружения Великого Супрематиста готов к тому, чтобы переосмыслить опыт Малевича. Ему это действительно удалось. Лисицкий создал то, что было самостоятельным явлением, он пошел дальше.

 

С чего бы Вы посоветовали начать знакомство с супрематизмом?

Конечно, чтобы быть готовым к восприятию этого искусства, нужно почитать хорошие книги, которые давали бы представление о том, как меняется понимание задач художественного творчества на рубеже XIX и XX веков, какой смысл художники видят в подобного рода экспериментах, чего они ожидают от зрителя, в какой степени стремление удивить, эпатировать публику связано с творческими идеями, заложенными в основе супрематизма.

Об этом хорошо рассказывает книга Дмитрия Владимировича Сарабьянова «Стиль модерн» (1989 г.), которая в России издавалась дважды. Существует современная литература о Малевиче, но не все, изданное в последние годы, меня радует. В целом, думаю, для популярного читателя в плане освещения творчества Малевича и супрематистов на сегодня сделано еще очень мало.

Сейчас мы в Беларуси предпринимаем попытку издать книжку-игрушку для детей. С ее помощью дети могли бы не только найти информацию о художнике Малевиче, увидеть наиболее значимые его произведения, но и попытаться оказаться сопричастными его творчеству, его идеям. Дети с удовольствием занимаются творчеством, и если не усложнять рассказ, а вести его с пониманием педагогической задачи, полагаю, такая книга покажется им доступной.

Но читать надо, безусловно.

Стоит ли обращаться к произведениям художественной литературы, действие которых разворачивается в указанный исторический период?

Временной срез, который создает многомерную картину, конечно, важен. Надо читать книги футуристов начала XX века, стремиться понять смысл их словесных экспериментов. Литературный авангард смыкается с творчеством Малевича, с отдельными эпизодами его биографии. Та же опера «Победа над солнцем» — явление, связанное с экспериментами в области и литературы, и музыки, и театра. Думаю, изучить причины и ход изменения задач творчества, результатов экспериментов — это очень продуктивный путь, который к тому же на многое вдохновляет.

Беседовала Евгения Константинова

14.11.2017

0
Комментарии
4 дня назад

Марья Иванова

4 дня назад
очень рекомендую ещё вот эту статью!! https://foma.ru/russkiy-avangard-bogoborchestvo-ili-bogoiskatelstvo.html

Написать комментарий...

Цитата

похожие статьи

«Свобода — это дар, который я получила от Бога» (часть первая) Сандра Шот: «Бабушка была первой, кто стал молиться со мной. Она делала это довольно интересным способом — во время молитвы…
Маугли Ученые до сих пор не разгадали загадку человеческой речи. Откуда она взялась, как возникла? Для людей верующих тут нет никакой проблемы:…
«За Христом нужно следовать с юности» Вы сделали правильный выбор, стали церковными людьми. Вас могут называть несовременными, потому что вы не во всем разделяете ценности…

интересное

Брат. Монах. Священник (Воспоминания родной сестры) Помню, мы ехали вместе, и я говорю: «Ой, отец Лонгин, как хорошо, что ты у меня есть!» У него доли секунды была улыбка, а потом он…
7 ноября: праздник или годовщина трагедии? Приближается день, который ознаменован тем, что 100 лет тому назад произошла Октябрьская революция. Зачем нам говорить сегодня о событиях…
Какая она — вечная память Монахиня Иулиания (Денисова): "Вечная память — это когда ты скорбишь каждый день, что близкого человека нет? Или когда перебираешь…

все статьи

Благодарим!

при копировании материалов просим
указывать ссылку на наш сайт

14288
Комментировать