Российская империя в цвете

Российская империя в цвете

Как много кругом неизвестного, неисследованного, неизведанного… Как часто захватывает дух от удивительных, неожиданных открытий! Такие живые, сочные, яркие фотографии городов и монастырей, церковных интерьеров и древних облачений, храмовых росписей и икон, и все сложнее и сложнее поверить, что изображения эти — не продукт современных технологий, а дело умелых рук и исключительного таланта фотографа Сергея Михайловича Прокудин-Горского. Именно он совершил немыслимое по тем временам путешествие и запечатлел Россию начала ХХ века в цвете.

В случае со снимками Прокудин-Горского как нельзя лучше подходит небезызвестное правило: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но в его истории столько важного и впечатляющего, что пройти мимо просто непозволительно.

Дореволюционную Россию мы знаем в основном по черно-белым фото- и видеохроникам. Признаться, довольно однообразный материал, не отражающий подлинной красоты, разнообразия, размаха. Сергей Михайлович по образованию был химиком, а в душе, судя по всему, — настоящим художником. Он стал первооткрывателем цветной фотографии в Российской империи (первые снимки датируются 1906 годом) и разработал уникальный способ цветной фотосъемки.

 

Крестьянские девушки [Нижняя Топорня. Река Шексна]. 1909 год

Каждое цветное изображение имеет три основных цвета: красный, зеленый, синий. Русский профессор сконструировал особую фотокамеру, которая позволяла одновременно делать три негатива — по одному для каждого из цветов. Для просмотра готовых снимков им был создан специальный, довольно сложный в установке, проектор, который и соединял три полученных негатива в единое полноцветное изображение. Подумать только: три негатива для создания одного цветного снимка!

Образ утраченной России сохранился на 1900 дошедших до нашего времени негативах. География экспедиций Сергея Михайловича невероятно впечатляет (более 30 областей Российской империи, свыше 2700 снимков). Он фотографировал панорамы, важные инфраструктурные объекты, монастыри и храмы, дополняя их снимками внутреннего убранства и многочисленными крупными деталями интерьера. Когда смотришь на снимки той эпохи, охватывает чувство мира, тишины, спокойствия и вместе с тем щемящей тоски по безвозвратной, невосполнимой потере.

 

Часовня для водоосвящения в селе Девятины. 1909 год

 

Заречная часть деревни Межевая Утка [Река Чусовая]. 1912 год

 

На жнитве. 1909 год

Интересно, что свое изобретение сам Прокудин-Горский воспринимал, прежде всего, как могучее воспитательное средство и в качестве сферы его применения видел образование, в частности, преподавание отечествоведения. На демонстрационных показах он не раз убеждался, как сильно цветная проекция действует на публику, всякий раз встречая восторженную овацию.

С момента создания своих первых снимков он уже грезил грандиозным путешествием по России и созданием документального фотообраза любимой империи. И, как настоящим патриотом, им двигали не корыстолюбие и алчность, а желание познакомить учащихся империи с ее величием, красотами, бытом и культурой разных народов страны. Сохранилась фраза, сказанная им Николаю II, как нельзя лучше отражающая намерения Прокудин-Горского и отношение к России: «Чтобы учащиеся могли увидеть величие святой матушки-Руси, хорошо бы устроить подобные просмотры во всех школах страны».

 

Сосуды и воздухи. Дар Императора Александра II Бородинской церкви. 1911 год

 

Обед на покосе [Река Шексна]. 1909 год

 

Мельница-толчея. 1909 год

Кстати, в 1916 году его работы иллюстрируют учебник по географии для младших классов — первый в России учебник с цветными фотографиями. В то время его поэтично называли «Родиноведение», призванное воспитывать в учениках «родинолюбие». Сегодня и слов-то таких уже не услышишь…

Хозяин земли Русской (так называли в то время царя) увидел красочные изображения через четыре года после первых показов. Именно содействие Николая II помогло осуществить задуманное. Уже после первого фотосеанса Государь, считая миссию фотографа крайне важной, поручает поддержку проекта министру путей сообщения Рухлову. Профессору предоставляется служебный транспорт: специально оборудованный под лабораторию железнодорожный вагон и пароход «Шексна». И летом 1909 года Сергей Михайлович отправляется в свою первую экспедицию.

Помимо памятников архитектуры, панорам больших и малых поселений, из каждой поездки привозились снимки в этнографическом жанре «Народы Российской империи». Коллекция завораживает. Лица на фотографиях притягивают. Они такие разные: задумчивые и угрюмые, серьезные и смешливые, открытые и недоумевающие, простые и важные, но всегда живые, искренние, пронзительные. Как будто нас и не разделяют эти 100 с лишним лет. Крестьяне и пожарные, солдаты и рабочие фабрик, монархи и обычные люди… И все запечатленные люди — история потерянного государства, подаренная нам Сергеем Михайловичем, не менее интересная, чем памятники архитектуры и панорамы городов.

 

Накатка дров для обжига руды. Лето 1910 года

К сожалению, сделанные Прокудиным-Горским цветные изображения царственных страстотерпцев, всех членов венценосной семьи, зверски убитых 17 июля 1918 года, пока обнаружить не удалось. Возможно, эти снимки безвозвратно утеряны. Больше столетия прошло с момента создания единственных цветных изображений царской семьи того времени, но теперь их лица-лики, их глаза, такие светлые, небесные, смотрят на нас уже с икон…

После расстрела царской семьи Прокудин-Горский покидает Россию. Из Петрограда в эмиграцию вывезли все известное нам собрание негативов, которые после Второй мировой войны были проданы в библиотеку Конгресса США, где хранятся до сих пор.

Считается, что потомкам свойственно немного мистифицировать историю, наше прошлое. Сложно не согласиться с подобным утверждением. Но как тогда объяснить такое неистовое стремление и самого Прокудин-Горского, и государя Николая II, не откладывая ни на минуту, незамедлительно осуществить задуманное сложное путешествие? Ни необъятность, ни высокая стоимость проекта не остановили ни одного, ни другого, словно предчувствие скорой гибели, безвозвратной утраты двигало ими обоими. Хотя, возможно, это просто характеризует их как людей дела…

А как сегодня хочется их благодарить! Благодарить, что не откладывали, торопились, осознавали важность задуманного. Ведь увидеть, какой была Россия в свой серебряный век, теперь можно лишь на тех цветных фотографиях.

Многое пропало, погибло, кануло в Лету. Увы, не уберегли и запечатленный на фотографиях Прокудина-Горского 21-главый храм Спасителя и Покрова Богородицы близ Вытегры (его сожгли по пьянке в 1963 году). От страшного пожара пострадала соседняя каменная церковь Спаса Нерукотворного, оплавились и рухнули ее купола (соборный комплекс села Анхимово). Другой храм — городской Воскресенский собор — обезглавили и сделали домом культуры. «Обезглавить и окультурить» — еще не самый страшный советский приговор…

 

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Вытегорский погост. 1909 год

В городе Белозерске (следующем после Вытегры крупном пункте экспедиции) церковь Петра и Павла со звонницей также срезали наполовину и обустроили музей. Больше всего потеряла Центральная Россия, особенно подробно снятая Прокудиным-Горским. Одних храмов больше нет, другие — усечены и обезглавлены. И все это тонет в зарослях…

 

Церковь во имя Св. Петра и Павла [Белозерск]. 1909 год

Профессор-фотограф, как правило, снимал памятники, которым в то время было около 200─300 лет, и стояли они как новые. Но уже буквально через 10 лет Россию всколыхнули фатальные перемены. А через сто — хорошо, если находишь обломки. Величественные, завораживающие своей красотой древние храмы (самые поздние — XVII─XVIII вв.) разорены, запущены и заброшены, растасканы по кирпичам. Многое из утраченного, загубленного и растерзанного большевиками восстанавливается исключительно по снимкам С. М. Прокудин-Горского.

Снимки русского профессора-фотографа — это, пожалуй, единственное настолько подробное документальное свидетельство той эпохи. Это важный первоисточник об истории дореволюционной России. С. М. Прокудин-Горский — последний летописец, сумевший сохранить в цвете образ потерянной царской России, в котором проступает и образ святых царственных мучеников.

Фотографии с сайта prokudin-gorskiy.ru >>

17.07.2017

12
Комментарии

Написать комментарий...

Цитата

похожие статьи

Патриарх времени гонений и смуты «Пусть погибнет имя мое в истории, лишь бы Церкви была польза», — святитель Тихон, патриарх Московский.
Серебряный век: ощущение времени Юлия Чернявская: «Главное, что дал Серебряный век, — это образ личности, ее право на существование и на свой особый язык, причем…
Искусство и судьбы в ретроспективе «Белым по черному» Мы даем образ времени. Пробуем показать, как разнообразно реагировали на происходящее наиболее значительные представители той эпохи.…

интересное

Брат. Монах. Священник (Воспоминания родной сестры) Помню, мы ехали вместе, и я говорю: «Ой, отец Лонгин, как хорошо, что ты у меня есть!» У него доли секунды была улыбка, а потом он…
7 ноября: праздник или годовщина трагедии? Приближается день, который ознаменован тем, что 100 лет тому назад произошла Октябрьская революция. Зачем нам говорить сегодня о событиях…
Какая она — вечная память Монахиня Иулиания (Денисова): "Вечная память — это когда ты скорбишь каждый день, что близкого человека нет? Или когда перебираешь…

все статьи

Благодарим!

при копировании материалов просим
указывать ссылку на наш сайт

14512
Комментировать